х

  Главная | Мой профиль | Выход | RSS


  Пятница, 20.10.2017, 11:45
  Вы вошли как Гость | Группа "Гости"


            

                      Любить,

               холить Россию!
   
беречь Севастополь!


Главная » Статьи » Мои статьи

Разговор с глухонемым ...
Случай помог найти удачное сравнение, чтобы начать писать статью. Вот этот случай. Как-то милицейский чиновник районного масштаба на глазах публики обратился к одному человеку. Вежливо обратился. У того реакция нулевая. Чиновник еще и еще обращался к человеку, но последний никак не реагировал. Потом те, кто был ближе к этому человеку, показал ему, мол, спустись, с тобой поговорить хотят. Человек спустился. Милицейский чиновник районного масштаба, уже слегка подзаведясь, стал выяснять имя и фамилию человека, но тот смотрел на милиционера телячьими глазами, полными добра и молчал. Милиционер стал угрожать, что посадит на 15 суток, если тот не скажет, как его зовут. Тут подошли другие люди и стали объяснять милиционеру, что человек глухонемой, а по губам читает плохо. Милиционер уже вошел в раж и никого не слушал, а требовал свое. Люди вокруг стали смеяться. Стали хором объяснять милиционеру, что человек глухонемой. Что он не слышит и не говорит. Кое-как донесли информацию до милицейского чиновника районного масштаба. Кое-как дошло до милициянта, что просто так ему поговорить с человеком не удастся – нужен посредник. Вот на посреднике я и заострю свое внимание т.к. порой без него никуда.
Теперь к сути проблемы. Обратился инвалид войны к депутату городского совета, за помощью. И то не так, и это не сяк. Депутат городского совета господин Б., внимательно выслушал инвалида войны и, проникшись с одной стороны уважением, с другой стороны заботой о человеке старшего поколения, попросил инвалида войны изложить все письменно в заявлении. Что тот и сделал. Спустя какое-то время помощник депутата позвонила инвалиду войны и сказала, что заявление надо переписать с указанием ссылок, законов и прочее. Тут-то и начался разговор милицейского чиновника районного масштаба, то бишь, депутата городского совета, с глухонемым, то бишь с инвалидом войны.
Казалось бы, в чем проблема? А проблема такова, что инвалид войны, погружаясь в суть своей проблемы глубже и глубже (при написании заявления), испытывает повторное переживание деструктивного события, с которым связано потеря здоровья, с которым связано нарушение его конституционных прав и пр. В результате инвалид испытывает сначала стресс, а затем и дистресс, что может привести, а зачастую и приводит, к летальному исходу либо нежелательным тяжелым последствиям.
Давайте попробуем вкратце разобраться. Потеря здоровья, связанная с участием в боевых действиях, имеет своеобразную специфику. Как правило, такая потеря здоровья связана с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР). А посттравматическое стрессовое расстройство обладает свойством рецидива. Кроме того, ПТСР способно включить психосоматику и привести к новым заболеваниям или отклонениям в здоровье. А то и просто к смерти. Давайте представим ситуацию, когда инвалид войны страдает (или может, в результате дистресса, временно быть подвергнут) буквенной агнозии. Да еще в придачу страдает аграфией (нарушение письма). Буквенная агнозия – потеря способности различать буквы. Она может существовать в форме заболевания, а может существовать в форме кратковременного явления, связанного с когнитивной беспомощностью, возникшей в результате дистресса. Проще говоря, разволновался человек, переживая негативное, а то и повторяющееся деструктивное событие, которое привело к инвалидности, социальной дезадаптации, утраты способности к карьерному росту, способности быть добытчиком в семье и т.д. и т.п., и возник у него эффект буквенной агнозии. Или, скажем, явление кратковрменной потери памяти. Инвалид начал писать предложение, а потом его не смог закончить. Стал писать другое предложение. Короче, все достаточно понятно, чтобы начать все разжевывать. Не может инвалид написать заявление. Не может, хоть кол на голове …
А причин, в основе которых лежит психосоматика, может быть очень много. Вам известны случаи «неожиданного» инфаркта миокарда? Это из этой серии. Человек разволновавшись, может просто уйти в иной мир. Опять же, понимая это, инвалид будет отчаянно упираться, но не станет писать заявление повторно, дабы не подвергать свою жизнь и здоровье опасности.
Т.е. уже по этим легким штрихам можно судить о том, что с инвалидами надо говорить на общем и доступном для них языке.
На этом можно было бы закончить писать статью – все уже поняли, в чем был «не прав» депутат. Но не стоит торопиться. Депутат мог быть банальным предпринимателем, далеким от проблем психологии и тем более, от проблем инвалидов войны. Просто он по-человечески хотел помочь, но, увы, не получилось. Собственно, о чем этот случай говорит? Да он говорит о нашей психологической и социальной безграмотности. Если в ВУЗах это где-то краем и проходят, то в школах об этом просто не говорят. Нет психологов в школах. Нет такого предмета, как психология.
Но и это еще не конец. Вообще-то, каждому инвалиду на Украине предоставляется индивидуальная программа реабилитации и адаптации инвалида, которая предусматривает массу различных путей реабилитации, в том числе и юридической. Не стану расписывать всю подноготную – это достаточно скучно. Напишу только то, как оно должно было быть в нашем случае.
Итак, обратился инвалид войны (или просто инвалид) к депутату с проблемой и возникла необходимость написания заявления. Депутат, будучи несведущим в таких вопросах, поступает просто – назначает новую встречу с инвалидом, предварительно уяснив суть проблемы. Затем обращается к знающему депутату или к социальному работнику. Тот ему объясняет, что все надо начинать с индивидуальной программы реабилитации и адаптации инвалида (ИПРиАИ). Депутат (разумеется, в лице своего помощника) просит инвалида принести с собой ИПРиАИ. В этой программе обязательно должна быть информация о социальном работнике, который «ведет» инвалида, т.е. осуществляет социально-психологическое сопровождение. Это как раз и есть тот самый посредник, который будет «переводить» чиновнику все на понятный ему язык. Депутат излагает социальному работнику суть обращения к нему инвалида и сообщает что необходимо ему от инвалида для решения проблемы. Бегать по инстанциям будет социальный работник. Он пойдет с инвалидом (или без него, если тот не может ходить и пр.) к юристу, который должен быть обозначен в ИПРиАИ и вместе с ним пишет необходимое заявление. Собственно, проблема исчерпана – дальше уже действует депутат. И нет разговора с глухонемым. Но вся беда, что наш инвалид войны обратился к депутату с проблемами, одна из которых была, как раз связана с неправильным оформлением ИПРиАИ. Наш инвалид войны пробовал решать спорный вопрос в суде. А там судья (Нестерук В, Гагаринский районный суд, Севастополь), видя, что человек сам с трудом может за себя постоять, не сообщает ему должным образом о начале судебного разбирательства, а пишет, что такой-сякой в суд не прибыл и дело улетает в «космос». Теперь инвалиду войны добавляется проблема апелляционной жалобы. Проблемы без четкой и внятной индивидуальной программы реабилитации и адаптации инвалида растут для последнего, как снежный ком. Как видите, господа, проблемка эта не местного масштаба, поскольку реализация ИПРиАИ требует материального обеспечения. У меня есть подозрение, что хорошие денежки уходят в карманы недобросовестных медработников, в чьи обязанности входит составление этих самых ИПРиАИ. Вот и получается, что инвалиды войны остаются за бортом нашей жизни, а некоторые мед. работники за свои скромные зарплаты покупают иномарки.
Проблема в том, что депутат не понимает, что именно от его вмешательства зависит качество и уровень жизни инвалида вообще и инвалида войны, в частности. Проще всего отмахнуться от проблем инвалида, но тогда давайте уточним – в каком государстве мы живем. Если верить Конституции, то государство социальное. Если государство социальное, то проблемы инвалидов должны решаться на государственном уровне и должным образом. Но дело в том, что никто, в том числе и депутаты, не хотят решать проблемы инвалидов. Де-факто инвалиды войны – люди даже не третьего сорта и вычеркнуты из жизни. Они стали лишними людьми. Ни какие СМИ не поднимают проблемы инвалидов войны на должный уровень. На тему проблем инвалидов войны наложено негласное табу. Даже на многих крупных и посещаемых сайтах Интернета эта тема не находит должного отклика. Это говорит о негативном отношении общества к данной категории граждан.
Помните! Идя служить государству в Вооруженных Силах, вы рискуете стать инвалидом, а значит, и лишним человеком на этой земле.

Иценков,
31 августа 2009, Севастополь.
Категория: Мои статьи | Добавил: Иценков (31.08.2009)
Просмотров: 1490 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/22 |
Всего комментариев: 3
3  
У нас такое общество, в котором стремятся "избавиться т лишних ртов" - инвалидов, сирот, малоимущих и проч. Тут надо организовываться самим, поддерживать друг друга и помогать.

2  
Есть такая проблема.

1  
Боюсь, Алексей, тебя не услышат. Даже уверен в этом. Но ты молодец, что долбишь эту проблему. Как писал Кузьмич: - Вода камень точит.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Login form

Меню сайта

Категории раздела

Мои статьи [20]
Статьи с других интернет-ресурсов [4]
Здесь размещаются понравившиеся статьи, размещенные на других интернет-ресурсах.

Поиск

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0